+7 (499) 653-60-72 448... +7 (812) 426-14-07 773...
Main page > DOCUMENTS > Space fabrication power conversion technology

Space fabrication power conversion technology

Space fabrication power conversion technology

A unique aspect about working at Creare is the exciting applications that we encounter on a daily basis. One of the research interests that attracted me to a career at Creare is the application of small, high speed rotating machinery to space power and thermal management. A leading example is closed-loop Brayton cycle technology , which has deep heritage at Creare, dating back almost 40 years. Though Creare has long built small high-speed turbomachinery and compact heat exchangers for cryocoolers—most notably the NICMOS Cryogenic Cooler aboard the Hubble Telescope—we have in more recent years transitioned this technology to projects focused on thermal power conversion. Brayton power converters are attractive for space power because they have high efficiency and specific power. They also consist of discrete components that can be packaged to fit optimally with other subsystems.

Dear readers! Our articles talk about typical ways to solve the issue of renting industrial premises, but each case is unique.

If you want to know how to solve your particular problem, please contact the online consultant form on the right or call the numbers on the website. It is fast and free!

Content:

Space and Defense Power Systems

VIDEO ON THE TOPIC: HHO Generator - Water to Fuel Converter

A unique aspect about working at Creare is the exciting applications that we encounter on a daily basis. One of the research interests that attracted me to a career at Creare is the application of small, high speed rotating machinery to space power and thermal management. A leading example is closed-loop Brayton cycle technology , which has deep heritage at Creare, dating back almost 40 years. Though Creare has long built small high-speed turbomachinery and compact heat exchangers for cryocoolers—most notably the NICMOS Cryogenic Cooler aboard the Hubble Telescope—we have in more recent years transitioned this technology to projects focused on thermal power conversion.

Brayton power converters are attractive for space power because they have high efficiency and specific power.

They also consist of discrete components that can be packaged to fit optimally with other subsystems. Their continuous gas flow can interface directly with remote heat sources and heat rejection surfaces without additional heat transfer components and intermediate flow loops. The substantial improvement in efficiency comes at a cost of increased risk due to high speed rotating parts. This converter is expected to generate approximately We, spinning at , rpm.

However, we mitigate this risk by using our proven flexure-pivot tilt-pad gas bearing technology, ensuring no mechanical contact during operation. Aside from the turbomachinery, another critical component of the converter is the microtube recuperator.

Thomas Conboy holds a B. After graduation, he worked at Sandia National Laboratories, leading several projects in the area of advanced power conversion systems for terrestrial and space power. At Creare, his research interests include Brayton and Rankine power conversion cycles, two-phase thermal management systems, and vapor compression systems. Brayton Cycle Power Generation in Space. Brayton Cycle Has Many Advantages A leading example is closed-loop Brayton cycle technology , which has deep heritage at Creare, dating back almost 40 years.

Recuperator Performance is Key Aside from the turbomachinery, another critical component of the converter is the microtube recuperator. Previous Post Measuring Bubbles in Concrete.

The Department of Energy DOE and its predecessors have provided radioisotope power systems that have safely enabled deep space exploration and national security missions for five decades. Radioisotope power systems RPSs convert the heat from the decay of the radioactive isotope plutonium Pu into electricity.

Услышав шаги, она повернулась и сразу же обнаружила, что Элвина рядом с Хедроном. - Где Элвин. - закричала. Шут ответил не. Он казался нерешительным и огорошенным, и Алистре пришлось повторить вопрос, прежде чем он обратил на нее внимание.

Хилвар засмеялся: -- Полагаю, что это правильно, Сирэйнис-то тебя простила, но вот Ассамблея. Впрочем, это совсем другая история. Тут, знаешь, сейчас происходит конференция. первая, которая созвана в Эрли. -- Ты хочешь сказать, что ваши советники лично сюда пожаловали. -- удивился Олвин.

Мобиль все еще парил под одним из раскидистых деревьев, а бесконечно терпеливый робот висел над. Несколько ребятишек сгрудились вокруг этого странного пришельца, но из взрослых никто, казалось, не проявлял ни малейшего.

любопытства к странному аппарату. -- Хилвар,-- внезапно нарушил тишину Олвин,-- мне очень жаль, что все так получается.

Иногда он негодовал на то обстоятельство, что роботы могут свободно общаться между собой на телепатическом уровне, а человек - если он не житель Лиса - .

Давным-давно было найдено, что без своего рода преступлений или некоторого беспорядка Утопия вскоре стала бы невыносимо скучна. Преступность, однако, в силу самой логики вещей не могла существовать даже на том оптимальном уровне, которого требовало социальное уравнение.

Если бы она была узаконена и регулируема, то перестала бы быть преступностью, Решением проблемы, которое нашли создатели города, решением с первого взгляда наивным, но, строго говоря, очень тонким, было учреждение роли Шута. На протяжении всей истории Диаспара можно было бы насчитать меньше ста человек, чье интеллектуальное достояние делало их пригодными для этой необычной роли, Они обладали определенными привилегиями, которые защищали их от последствий их шутовских выходок, хотя были и такие Шуты, что переступили некую ограничительную линию и заплатили за это единственным наказанием, которому мог подвергнуть их Диаспар,-- их отправляли в будущее прежде, чем истекал срок их очередного существования.

В редких и трудно предвидимых случаях Шут буквально вверх дном переворачивал город какой-нибудь своей проделкой, которая могла быть не более чем тонко задуманной дурацкой шуткой или же рассчитанным выпадом против популярного в данный момент убеждения, а то и всего образа жизни. Принимая все это во внимание, можно было утверждать, что титул шут оказался в высшей степени удачным.

В свое время, еще когда существовали короли и их дворы, шуты решали именно такие задачи и преследовали те же -- Будет полезно, -- сказал Джизирак, -- если мы будем откровенны друг с другом.

Он стоял на краю холмика, и на какой-то миг вообразил, что вновь находится в центральном парке Диаспара. Но если это и в самом деле был парк, то слишком колоссальный и труднообозримый. Лес и равнина, покрытая травой, простирались до самого горизонта, не оставляя места для городских построек.

Не так обстояло дело в Лисе, и для характеристики Хилвара наиболее лестным прилагательным было бы слово "симпатичный". По меркам Элвина Хилвар был откровенно некрасив, и какое-то время он сознательно избегал. Если Хилвар и знал об этом, то не подавал виду, и вскоре его добродушное дружелюбие разрушило все преграды.

Вы же не можете стереть и его память. Сирэйнис улыбнулась. Улыбка была приятна и в других обстоятельствах она показалась бы достаточно дружелюбной. Но сейчас за ней Олвин впервые уловил присутствие ошеломляющей, неумолимой силы.

-- Вы недооцениваете нас, Олвин,-- прозвучал ответ. -- Сделать это совсем нетрудно. Я могу добраться до Диаспара куда быстрей, чем, скажем, требуется, чтобы из конца в конец пересечь Лиз.

Некоторые из тех, кто прибывал к нам прежде, сообщали друзьям, куда именно они направляются. И все же друзья эти забыли про. Эти люди просто исчезли из истории Диаспара. Было бы глупо отвергать такую возможность, и теперь, когда Сирэйнис указала на нее, она представлялась совершенно очевидной.

Dynamic Energy Conversion: Vital Technology for Space Nuclear Power. Article (PDF successfully demonstrated manufacturing and assembly methods.

В такие периоды полип уже не существовал как сознательное, разумное существо-единство. И тут Олвин просто не мог не вспомнить о том, как проводили свои сонные тысячелетия в Хранилищам Памяти города обитатели Но вот в должное время какая-то загадочная биологическая сила снова собирала вместе все эти рассеянные компоненты огромного тела, и полип начинял новый цикл существования.

Он опять обретал сознание и воспоминания о своих прежних жизнях -- часто не совсем точные воспоминания, поскольку разного рода несчастные случаи время от времени губили клетки, несущие весьма уязвимую информацию памяти.

Не исключено, что никакая другая форма жизни не смогла бы так долго хранить веру в догму, забытую уже на протяжении миллиарда лет. В некотором смысле полип стал беспомощной жертвой собственной биологической сущности. В силу своего бессмертия он не мог изменяться и оказался обречен вечно один к одному воспроизводить все ту же неизменную структуру. Вера в Великих на ее поздних стадиях стала отождествляться с поклонением Семи Солнцам. Великие упрямо отказывались появляться, и были сделаны попытки послать на их далекую родину сигналы.

Уже в незапамятные времена эта сигнализация стала всего лишь бессмысленным ритуалом, а теперь и тому же ею занималось животное, совершенно утерявшее способность к изучению, да робот, который не умел забывать.

В юности он ничем не отличался от товарищей. Только когда он повзрослел и пробудившиеся воспоминания о прежних существованиях нахлынули на него, только тогда он принял роль для которой и был предназначен давным-давно. Порой все в нем восставало против того, что великие умы, которые с таким бесконечным искусством создали Диаспар, в состоянии даже теперь, спустя века и века, заставлять его дергаться марионеткой на выстроенной ими сцене. И вот у него -- кто знает.

-- появился шанс осуществить давно откладываемую месть. Появился новый актер, который, возможно, в последний раз опустит занавес над пьесой, действие за действием все идущей и идущей на подмостках Сочувствие -- к тому, чье одиночество должно быть куда более глубоким, чем его собственное, скука, порожденная веками повторений, и проказливое стремление к крупному озорству -- таковы были противоречивые факторы, подтолкнувшие Хедрона к действию.

-- Быть может, я в состоянии помочь тебе,-- ответил он Олвину. -- А может быть, и. Мне не хотелось бы пробуждать несбыточных надежд. Встретимся через полчаса на пересечении Третьего радиуса и Второго кольца.

Догадка была правильной; но содержание сообщения оказалось поразительно неожиданным. Стена растворилась; перед ним стоял Хедрон. Шут выглядел усталым и утратившим присутствие духа; он больше не был уверенной, слегка циничной личностью, направившей Элвина к Лису. В его глазах читалась затравленность, и он говорил так, словно очень торопился.

Я припоминаю эпоху, когда этот рисунок был совсем новым,-- это было всего восемьдесят тысяч лет назад, в мою предыдущую жизнь. И если я вернусь сюда еще через десяток перевоплощений, от этих плиток уже мало что останется. -- Ну а что тут удивительного.

Ситуация складывалась интересная, и ему хотелось -- проанализировать ее со всей возможной полнотой. Многого узнать он, однако, не мог -- разве только Хедрон проявил бы желание помочь.

Ему стоило бы предвидеть, что в один прекрасный день Олвин познакомится с Шутом -- со всеми непредсказуемыми последствиями этого знакомства. Если не считать Олвина, Хедрон был единственным во всем городе, кого можно было бы назвать человеком эксцентричным, но даже и эта особенность его личности была запрограммирована создателями Диаспара.

К его изумлению, тот исчез. Но затем он все-таки обнаружил его -- в маленьком углублении под закругляющимся потолком: робот уютно устроился в этой нише. Он привел Мастера через пространства космоса на Землю, а затем в качестве слуги проследовал за ним в Лиз.

Comments 3
Thanks! Your comment will appear after verification.
Add a comment

  1. Gok

    It agree, the helpful information

  2. Mumuro

    Bravo, seems to me, is a remarkable phrase

  3. Arazahn

    As the expert, I can assist. Together we can find the decision.

© 2018 estaciontic.com